Деятельность

Царский тайник ТТ 320 (Луксор)

Горная гряда близ Дейр эль-Бахри настолько древняя, что некоторые камни при прикосновении превращаются в пыль. Несмотря на опасность обвалов, древним строителям удавалось на большой высоте вырубать гробницы в иссушенных солнцем и ветром скалах. Некоторые из этих гробниц стали тайниками для хранения мумий так же, как и гробницы, расположенные неподалеку в Долине царей, — Хоремхеба (KV57), Сети I (KV17), Аменхетепа II (KV35) и другие.

Однако, самым известным из тайников является, пожалуй, так называемый «царский тайник» (DB 320, позже TT 320). Вход в него находится на небольшой площадке, скрытой каменными уступами, в одном из природных амфитеатров, образованном скалам и Дейр эль-Бахри, к северо-западу от храма Хатшепсут. Здесь египтяне много веков назад спрятали мумии могущественных фараонов — Тутмеса III, Рамсеса I, Сети I, Рамсеса II и других. По словам Ромера, «гробница до сих пор остается одной из самых экстраординарных находок в истории».

В 70-80-х годах XIX века в Луксоре на местном «черном» рынке стали появляться уникальные произведения древнеегипетского искусства и древние папирусы. Местные власти заинтересовались источником поступлений. Подозрение сразу пало на Абд эль-Рассула, местного толмача и расхитителя гробничного имущества. Дауд Паша, «мудир» Кены, вынудил Абд эль-Рассула выдать за «бакшиш» тайну захоронения, хотя подлинные обстоятельства открытия, как, впрочем, и история извлечения памятников из тайника, до сих пор остаются невыясненными.

В июле 1881 Эмиль Бругш, выполнявший обязанности главы Службы Древностей на время отсутствия Г. Масперо, исследовал тайник. Спустившись в шахту, он был поражен тем, что увидел. Множество саркофагов с останками царей и цариц и богатый погребальный инвентарь все еще сохранялись в гробнице, несмотря на то, что в течение 10 лет они служили источником дохода для семьи Абд эль-Рассула. В конце июля открытие было обнародовано Французской академией надписей и изящной словесности, а позже и на Международном конгрессе востоковедов в Берлине.

Однако, если можно объяснить невежественное отношение к памятникам египетских гробничных воров, то трудно понять, чем руководствовался Эмиль Бругш-бей, профессиональный фотограф, работавший в течение многих лет на Службу Древностей Египта, в страшной спешке извлекавший бесценные памятники и не сделавший при этом ни одной фотографии или зарисовки, не говоря уже о составлении точного плана гробницы, описании находок и их расположения. Конечно, можно умиляться тому, что 40 саркофагов с мумиями фараонов и вельмож, а также свыше пяти тысяч девятисот предметов были спасены, однако часть памятников и наспех сделанных записей была потеряна вместе с надеждой когда-либо востановить историю захоронения.

Версия о том, что Бругш опасался нападения местных жителей, прослышавших о «несметных сокровищах», представляется надуманной, ибо его команда была весьма многочисленной и по некоторым данным насчитывала двести человек.

В 1882 году Г. Масперо и М.Э.Л. Вильсон потребовали у Бругша отчета. «Отчет» не внес ясности, и в январе 1882 года Масперо и Вильсон в сопровождени Бругша и Абд эль-Рассула спустились в шахту с целью ее повторного осмотра. Г. Масперо хотел также выяснить, связана ли погребальная камера другими галереями с Долиной царей, в частности с захоронением Сети I, поскольку конечный коридор гробницы этого фараона никогда не был полностью расчищен.

В настоящее время египтологи обречены в качестве источника по истории тайника пользоваться записями Вильсона, восстанавливавшими рассказ Бругша о расположении мумий в тайнике «по памяти». В 1919 году экспедицией Метрополитен музея Нью Йорка была предпринята попытка исследовать гробницу. Было отмечено, что работы в гробнице опасны, так как скалы, образующие стены коридоров, частично обвалились, вероятно, из-за доступа сухого воздуха вовнутрь. А. Лансинг годом позже уже не смог войти в гробницу, заблокированную упавшими камнями. В 1938 году, по просьбе Я. Черни, Французский Институт в Каире выделил деньги на расчистку шахты. Целью предприятия было копирование надписей на ее стенах. К сожалению, надпись о погребении Несхонс и одна из двух надписей, упоминавшая Паиноджема, полностью погибли. Вторую, более подробную, хотя и разрушенную в результате выветривания скал, удалось сфотографировать.

В ноябре 1975 Девахтер, по его словам, «быстро осмотрел шахту». Дж. Ромер побывал в почти заваленной песком шахте в марте 1976 года.

Таким образом, исследования, которые имели место, нельзя назвать археологическими изысканиями. По словам Ромера, «cостояние отчетов о тайной гробнице и ее содержимом так бедно, остается удивляться, не было ли фактов относительно кашета и его разграбления, которые заставили Масперо и власти их скрывать».

Многие исследователи пытались восстановить историю «царского тайника», опираясь, в основном, на сохранившиеся надписи и на порядок расположения мумий. Последняя отправная точка вызывает тем большие сомнения, что в течение десяти лет Абд эль-Рассул и его родственники имели возможность переставлять и перекладывать мумии и саркофаги, варварски извлекая из захоронения то, что казалось им наиболее ценным. Следует учитывать и то, что саркофаги и мумии были основательно разграблены и перемешаны в результате «реставраций» еще до того, как Абд эль-Рассул обнаружил тайник.

Круг проблем, связанных с «царским тайником», был четко сформулирован А. Нивински: когда была построена гробница; кто был ее владельцем; и, наконец, какова история «царского тайника» в периоды правления XXI–XXII династий.

Что касается времени строительства гробницы, некоторые исследователи считали, что она была построена во времена XVIII династии. Первым это мнение высказал Э. Бругш. Лансинг попытался обосновать его, ссылаясь на фрагменты саркофагов того времени, найденные им в шахте. По его мнению, позже гробница была расширена, так как она «не сравнима ни по размеру, ни по форме с другими гробницами «Царицыных скал». Предположение Лансинга стало общепринятым. Пожалуй, лишь Ривз сомневался в возможности объективно обосновать причину увеличения размера гробницы во времена позднего Нового царства.

Дж. Ромер был первым, кто положил в основу датировки характерные следы тесел, сохранившиеся в верхней части северо-восточного угла шахты (в тот период использовали тесла небольшого размера, тщательно отшлифованные в отличие от крупных поздних, оставлявших след «грубого шелушения»). По мнению А. Нивински, гробница TT 320 была закончена ко времени захоронения Паиноджема II, то есть к 10-му году правления Сиамона (XXI династия). Схожесть планов гробницы TT 320 и гробницы в Баб эль-Газус, исследованной Польской археологической миссией в 1969 году, свидетельствует, по мнению Нивински, не только об одном и том же времени строительства, но и о том, что они были построены под руководством одного архитектора.

Установить, кому первоначально принадлежала гробница, трудно и потому, что в ней хранилось огромное число мумий, и потому, что при их извлечении археологический контекст не фиксировался. Масперо обратил внимание на то, что в гробнице находились две группы мумий: первая — фараоны и их придворные, которые первоначально были похоронены в их собственных гробницах в Долине царей, и вторая — жрецы и члены их семей, отвечавшие за сохранность мумий царей и жрецов, живших прежде.

Гипотеза Винлока о том, что собственно захоронение (TT 320) принадлежало царице Яхмес-Инхапи, жене фараона XVII династии Секененра Тао II была принята многими (вначале Винлок полагал, что гробница Инхапи находилась в Дра Абу эн-Нага, в «Великом месте», близ гробницы Аменхетепа I). Мумия царицы была найдена среди прочих. Ее имя упоминалось в серии надписей–пометок, сделанных иератическим письмом на саркофагах Рамсеса I, Сети I и Рамсеса II. Однако, Дж. Брэстед считал, что царский тайник был захоронением Аменхетепа I. К такому же заключению пришел Шмитц на основании схожести терминов «Дом вечности» поздних пометок и «Горизонт вечности» времени Аменхетепа I, упомянутого в папирусе Аббот.

Н. Ривз и другие считали, что гробница была семейным захоронением верховного жреца Паиноджема II. Относительно целые и неразграбленные саркофаги членов семьи Паиноджема были найдены в конце погребальной камеры, в то время как внесенные позже - по ее сторонам и в проходах. Ривз обратил внимание также на то, что мумия Инхапи лежала близко к входу, перед телами Рамсеса I, Сети I, Рамсеса II, а не внутри захоронения.

О том, что в гробнице были захоронены Несхонс и Паиноджем свидетельствуют граффити, оставленные при входе древнеегипетскими чиновниками, хоронившими жреческую семью. Супружеская пара при жизни заботилась о мумиях, спрятанных в тайнике, сохранились личные клейма членов жреческой семьи на пеленах мумии Рамсеса IX и других. По мнению Нивински, к тому времени уже существовали планы по созданию специального, хорошо охраняемого кладбища жрецов в Дейр эль-Бахри и, согласно этому плану, гробница должна была играть двойную роль: как семейное захоронение высшего жреца Паиноджема и как тайник для царских мумий. С этим предположением трудно согласится, ибо площадь гробницы и ее устройство совершенно не соответствуют тому количеству мумий, которое она, по мнению Нивински, была призвана хранить.

В 1998 г. Кабинетом египтологии ИВ РАН (ныне Центр египтологических исследований РАН), Институтом египтологии и коптологии Мюнстерского университета и международным научным фондом «Гносарч» была организована экспедиция по расчистке «царского тайника». Результаты препринятого исследования вносят ясность в историю царского тайника.